Общее·количество·просмотров·страницы

вторник, 31 июля 2012 г.

Аэродром Алакуртти.


Немецкие позиции на вершинах сопки Кюнситунтури, в 15 км к северу от  Алакуртти.
    Из воспоминаний подполковника Багаева Георгия Фёдоровича, бывшего штурмана 2-й эскадрильи 80 ББАП. " В феврале 1943 года наш 80 ближнебомбардировочный авиаполк (ББАП)  базировался на аэродроме Африканда. 21 февраля я совершил боевой вылет на Алакуртти. Ох, этот проклятый аэродром!...Алакуртти было настоящим звериным логовом."

   Из воспоминаний Булина Евгения Павловича, бывшего пилота самолёта Ил-2. "На этом аэродроме половина авиации Карельского фронта погибла… Аэродром расположен вдоль реки, а с востока и с запада закрыт сопками. Поэтому заход только с севера и с юга. А зенитной артиллерии на нем было уйма. Этот аэродром был как бельмо на глазу."

   Из воспоминаний бывшего летчика 828-го штурмового авиаполка Николая Васильевича Боровкова. "Мы знали, что Алакуртти — орешек твердый. У немцев там на каждой сопке стояли зенитки разных калибров. Над этим опасным гнездом мы уже потеряли многих хороших ребят." 

Вид на оз. Суонимаярви, оз Викуриярви,пос. Алакуртти с сопки Кюнситунтури.



ИЗ МОИХ ВОСПОМИНАНИЙ

 
   Сопка над аэродромом Алакуртти вызывала у нас мальчишек определённый интерес-на высоте 100 метров среди сосен укрывающих каменное изваяние виднелась ниша напоминающая вход в пещеру. В воскресный осенних день начала сентября мы решили раскрыть тайну этой достопримечательности, расположенной над недействующим военным аэродромом Алакуртти. Перед  взлётно-посадочной полосой аэродрома, с человеческий рост, возвышались два бетонных дота испещренных пулями. В качестве покрытия аэродрома использовались металлические гофрированные листы образующих сплошную ковровую дорожку. На дальнем краю аэродрома у леса стоял аварийный МИГ -15. В то время (начало 70-х годов) аэродром не охранялся, поскольку на нём не базировались авиационные части.

За "финским городком" -ул. Содружества, видна взлётно-посадочная полоса аэродрома Алакуртти.

    Перейдя аэродром, лесок и заболоченный участок мы стали подниматься на сопку и вышли к назначенному месту. Это был искусственный грот глубиной 10 метров. Перед входом в грот была площадка с которой весь посёлок был как на ладони. Назначение этого грота нам осталось неизвестным.
   Через несколько минут за нами уже гонялись солдаты, намерения которых нам так же были не понятны. Предположительно -на сопке стояла РЛС и в целях секретности нас требовалось депортировать обратно в посёлок. В средней школе №3 об истории Алакуртти нас не просвещали, но все знали -здесь была война. Разбросанный повсюду металл и боеприпасы военных лет создавали определённый исторический колорит и эти ощущения связанные с селом Алакуртти сохранились у меня на всю жизнь.
Спасибо Андрею Мезенцеву за снимки Алакуртти 1973-1974 годов (это виды моего детства).

Фото А. Мезенцева. Пос. Алакуртти 1974 год.


 АЭРОДРОМ АЛАКУРТТИ

                  
   После отхода частей 42-го стрелкового корпуса РККА от государственной границы с Финляндией к "Рубежу Верман", немцами в непосредственной близости от железнодорожной станции Алакуртти был восстановлен советский полевой аэродром. 
    На аэрофотоснимке люфтваффе, датируемом июлем 1941 года, прослеживается взлётно-посадочная полоса в районе ст. Алакуртти. В сводках потерь 147-го истребительного авиаполка упоминается один воздушный бой в районе аэродрома Алакуртти. В тот день 10.07.41 года ст. политрук Тулупников В.А. во главе группы истребителей И-15 бис отражал атаку бомбардировщиков J-87 на позиции советских частей штурмовавших сопку Киэристельемявара. На этой сопке, в тылу наших войск, окопались два финских батальона. Самолёт Тулупникова В.А. был подбит и лётчик направил машину на финские позиции, успев в последний момент выпрыгнуть с парашютом. Чтобы не попасть в плен ст. политрук застрелился.


Табличка на месте падения самолёта И-15 бис Тулупникова В.А.. Фото группы "Прерванный полёт", Москва.

  В 1940 году ст. Алакуртти и расположенный рядом аэродром построили воины 6-го отдельного железнодорожного батальона. Когда немцы заняли Алакуртти, железнодорожники переживали, что построенный ими аэродром достался врагу и фашистские лётчики летают с него бомбить Кировскую железную дорогу и г. Кандалакшу. На аэродроме имелись самолёты разведчики, которые с раннего утра до позднего вечера летали над железнодорожной магистралью и как коршуны выискивали добычу. Обнаружив на линии движущийся поезд, они нападали на него или вызывали бомбардировщиков.
   В начале войны - с июля по сентябрь 1941 года, на аэродроме Алакуртти не базировались советские самолёты. Об этом свидетельствует тот факт, что при обращении командующих полков или дивизий за авиационной поддержкой прилетали У-2 и И-15 бис.Часто самолёты прилетали к завершению операции. От Алакуртти до Кайрала расстояние- 40 километров, от Кандалакши до Кайралы - 150 км. Скорее всего, на аэродроме Алакуртти самолёты производили дозаправку.
   При освобождении Заполярья, через 9 дней после занятия ст. Алакуртти советскими войсками (23 сентября 1944 года), на аэродроме базировалось около 20 советских истребителей (Ла-5, Як-3(9д)).

Аэродром Алакуртти. Селение Алакуртти, аэродром, транспортная развязка указаны  на топооснове 1953г , по состоянию на сентябрь 1944 года.
Район станции Алакуртти. Немецкий  аэрофотоснимок, июль 1941 года.

Немецкий прифронтовой аэродром и станция Алакуртти. Аэрофотоснимок сентября 1944 года. 

  Геоморфология алакурттинской террасы определена долиной реки Тунтсайоки в месте её глубокой меандры (излучены) между грядами сопок.

Долина представляет собой площадь 4 на 2км с абсолютной отметкой 152м над уровнем моря. Сопки обрамляющие долину имеют абсолютные отметки не более 350м. Т.е. высота сопок в непосредственной близости от аэродрома не превышает 200 метров.
После безуспешных попыток немцев овладеть Мурманском боевые действия сместились к югу, на Кандалакшское и Кестеньгское направления. Германское командование перебазировало часть своей авиации на аэродром «Алакуртти» от которого до Кировской железной дороги было всего 100 км, то есть 15 минут полета. Маршрут полета немецких самолетов проходил над глухой лесисто-болотистой местностью, где почти полностью отсутствовали наши посты ВНОС (войска воздушного наблюдения, оповещения и связи). Все это позволяло воздушному противнику появляться в районе дороги внезапно. Поэтому перехватывать вражеские самолеты здесь было очень трудно. Учитывая эти обстоятельства, немецко-фашистское командование перебросило на аэродром до 25 бомбардировщиков Ю-87 и до 25 истребителей Ме-109, а также дальние и ближние самолеты-разведчики Ю-88 и ФВ-189.
Аэродром имел одну взлетно-посадочную полосу размером 1250х120 метров. На нём могло базироваться до сорока самолетов. Бомбардировщики находились на окраине леса, а истребители преимущественно в ангарах. Там же располагались ремонтные мастерские, гаражи и жилые помещения. На периметре аэродрома стояли доты в человеческий рост. Для подвоза горючего и грузов к аэродрому была подведена железнодорожная ветка.
До сегодняшнего дня в северо-западной части селения Алакуртти сохранились воронки от разрывов авиационных бомб . Современная взлётно-посадочная полоса расположена восточнее ул. Содружества, на месте которой и находился аэродром времён войны. 

Расположение военных аэродромов в Заполярье.


    Ближайший к фронту советский аэродром “Белое море” — полевого типа, построен в годы Великой Отечественной войны, расположен в 18 километрах от Кандалакши, на северо-западной оконечности Кандалакшского залива. Аэродром с одной стороны упирается в водные массивы, с другой стороны окружен заполярными сопками. Размеры аэродрома таковы, что взлет с него с полной бомбовой погрузкой могли произвести только летчики, имеющие хорошую подготовку.
   Основным местом базирования советской авиации был полевой аэродром Африканда, расположенный рядом с Кировской железной дорогой к востоку от одноимённого посёлка. Аэродром Африканда представлял собой грунтовую площадку  на равнинном плато. Сегодня эта площадка заросла травой и кустарником, а современный аэродром расположен на другом месте -севернее посёлка.


Советский военно-полевой аэродром Африканда. Немецкий  аэрофотоснимок начала сентября 1944 года. На аэродроме присутствует значительное количество дальних бомбардировщиков Ил-4 (64 самолёта). что прямо указывает на предстоящее наступление советских войск в Заполярье.


В начале войны 137 ББАП был единственным бомбардировочным авиаполком на Кандалакшском направлении. Основными самолётами полка были скоростные бомбардировшики СБ-2М, которые к 41-му году безнадежно устарели и скоростными назывались словно в насмешку.

1 сентября, после трёхдневных боёв, войска 42 стрелкового корпуса РККА  оставили район Алакуртти.
17 октября 1941 года 9 бомбардировщиков СБ 137 ББАП подвергли внезапной бомбардировке обустроенный  немцами аэродром и железнодорожную станцию Алакуртти. Результат налета был зафиксирован на фотопленку. Был взорван бомбосклад, на восточной стороне аэродрома, разрушено одно станционное здание и разбит железнодорожный эшелон в вагонах которого, видимо, находились боеприпасы.
Очень интересный факт. 24 октября 1941 года, с рассветом, отряд пограничников 101-го стрелкового полка войск НКВД, полковника  Георгия Андреевича Жукова, разгромил этот аэродром, уничтожив более 100 немецких солдат и офицеров, 5 самолётов, 4 лёгких танка (http://lubimeg.blogspot.ru/2013/11/101_24.html). Для скрытного подхода к аэродрому полк совершил марш в тёмное время суток по тылам противника, преодолев 70 километров (по прямой - 25 км от линии фронта). Целые сутки понадобились аэродромному обеспечению немцев, чтобы возобновить боевые вылиты с алакурттинского аэродрома на советские объекты.
Возможно, что именно после этого нападения, немцы установили несколько дотов на северной оконечности озера Кутуярви, создав там мощный опорный пункт. 
5 декабря 1941 года лётчики 137 ББАП снова подвергли бомбардировке аэродром Алакуртти. Немцы не ожидали ночного удара бомбардировщиков и были застигнуты врасплох. В результате бомбардировки возникло 4 пожара.
До этого, 137-й ближнебомбардировочный авиаполк активно поддерживал бои наземных войск 42 стрелкового корпуса РККА, бомбардировал и штурмовал боевые порядки противника, его батареи на опорных пунктах, сосредоточение танков и подходящих колонн, производил воздушную разведку, добывая самые ценные данные о группировках противника, подходе его резервов и постоянно освещая фланги корпуса.

22 августа 1941года, с потерей связи командованием 42-го стрелкового корпуса со своими дивизиями, самолёт 137 ББАП сбросил вымпел над штабом 104-й стр. див. с письменным приказом об отходе к Алакуртти, на рубеж по реке Тунтсайоки.


Фрагменты авиационных бомб обрушенных на немецкие позиции советской авиацией. Окрестности Алакуртти. 

Авиационная бомба в районе моста через речку Ахкиооя у озера Ахкиоярви.

Авиационная бомба в районе моста через речку Ахкиооя у озера Ахкиоярви.


Авиационная бомба в районе моста через речку Ахкиооя у озера Ахкиоярви.



ВЗЛЕТАЛИ ЧТОБЫ ПОБЕДИТЬ!



Захоронение экипажа пикирующего бомбардировщика найденного в окрестности Алакуртти в 1984 году и памятная доска  советским  лётчикам  погибшим  на Кандалакшском направлении. 
   
  На правом берегу реки Тунтсайоки, в двухстах метрах от автодорожного моста, на возвышении, стоит памятник -маленький зелёный пикирующей бомбардировщик "Пе-2", устремленный в небо.У подножия серебристого шлейфа, исходящего от этого самолётика закреплён винт одного из двигателей самолёта "Пе-2", найденного в окрестности Алакуртти.
И вот однажды (июль 2012г), в библиотеке села Алакуртти мне на глаза попалась подборка статей из газет о экипаже этого самолёта.

Разбившийся самолёт Пе-2 Попова П.Ф..  Фото из краеведческого музея (библиотека) села Алакуртти.
   
   К сожалению,  место падения самолёта мне не известно. Эта информация позволила бы мне уточнить детали последних минут полёта и дать своё трактование произошедшего в утреннем небе над Алакуртти 10 марта 1943 года. Могу только уточнить, что самолёт найден на северном склоне какой-то сопки. От Казанского авиационного объединения им. С.П. Горбунова, на мой запрос с просьбой поделиться информацией ответа не последовало, как его не последовало и от газеты "Комсомольская Правда", напечатавшей первые статьи на эту тему в 1985 году.
   У Вагиза Валеева, бывшего секретаря комитета комсомола КАО им С.П. Горбунова, должны были остаться фотографии места падения самолёта и он, как руководитель той поисковой экспедиции мог бы дать дополнительные сведения.
   В начале марта 1984 года лётчики мончегорского авиаотряда  сфотографировали останки самолёта лежащего на склоне сопки. Останки указывали на тип самолёта -пикирующий бомбардировщик "Пе-2". Поскольку архив военных лет казанские авиастроители не сохранили, то установить имена членов экипажа установить не представлялось возможным. Казанским авиастроителям нужно было железо на пьедестал -памятник своему трудовому подвигу в годы войны. Из-за этого железа и была снаряжена экспедиция завода в глухие места заполярного края. Как это не парадоксально звучит, но именно секретарю комитета комсомола этого авиационного завода, руководителю экспедиции Вагизу Валееву посчастливилось на месте крушения самолёта, в куче мелких обломков, отыскать орден Красной Звезды одного из членов экипажа этой боевой машины.

    Вот что писали газеты в начале 1985 года об этой экспедиции.
"14 июня 1984 года на двух вездеходах экспедиция вышла из посёлка Алакуртти. Вездеходы вскоре пришлось оставить - просека кончилась. И сразу началась такая гиблая топь, что, несмотря на зарубки, предусмотрительно оставленные в прошлый раз, страшно было потерять друг друга из виду. Только утром следующего дня , вконец измотанные, члены экспедиции вышли к цели.
   Вот он, северный склон сопки, заросший густым мхом. Только вышли из чащи на открытое место и сразу увидели: это произошло здесь.
Горящий самолёт, видимо, упал с небольшой высоты, части его были разбросаны в радиусе 50 метров. От удара отвалился хвост, обломались крылья, сильным взрывом разметало фюзеляж. Там, где должна была быть кабина, среди груды покореженного металла белели останки: выброситься с парашютом из горящей машины никто не успел.
Огонь пощадил лишь несколько вещей – кожаная перчатка, клочки от унтов и кожаного реглана, несколько сантиметров парашютного ремня, обломки лыж, фрагмент кислородной маски…
   Чудом уцелела полевая офицерская сумка, из которой прибывшая на место падения самолёта немецкая группа изъяла карту и документы, а саму сумку бросила в сторону.
    Среди груды мелких осколков руководителем экспедиции Вагизом Валеевым был найден оплавленный орден Красной Звезды с номером №29337. Как удалось выяснить много позже в центральном архиве Министерства обороны СССР, орден принадлежал Борису Сафроновичу Брыжатюку – стрелку – радисту экипажа.
В 6 утра экспедиция тронулась в обратный путь. В рюкзаках лежал бесценный груз: металлические приборы, таблички, тяжёлый пулемёт УБТ 12,7мм, стрелянные гильзы."

       Итак, по номеру № 29337 на ордене Красная Звезда был установлен экипаж самолёта.

1. Пилот самолёта-командир эскадрильи 80 ББАП (ближнебомбардировочного авиаполка) 261 смешанной авиадивизии, капитан Попов Павел Фёдорович (1914 г.р.). Награжден двумя орденами боевого Красного Знамени. Первый орден получен за участие в финской войне 1939-40гг. До войны Попов П.Ф. жил в Нижнем Тагиле. Когда в ноябре 1942 года ездил на Казанский завод получать свою "Пешку", заскочил домой и успел повидать свою десятимесячную дочь Нэлли. Дочь же, знает отца только по старым фотографиям.
2. Штурман самолёта - штурман эскадрильи 80 ББАП  261 САД,  кавалер двух орденов боевого красного знамени,  капитан Попов Константин Николаевич (1913г.р.).  Первый орден получен за участие в финской войне 1939-40гг.
3. Стрелок-радист самолёта- начальник связи эскадрильи 80 ББАП  261 САД, кавалер двух орденов красной звезды, лейтенант Брижатюк Борис Софронович (1918г.р). В официальных документах значится как Брыжатюк Б.С..
Это был один из опытнейших экипажей авиадивизии, погибший во время выполнении боевого задания по бомбёжке немецкого аэродрома Алакуртти.

До 1943 года основными бомбардировщиками 80 КББАП были самолёты СБ. Фото из краеведческого музея (библиотека) села Алакуртти.

   80-й смешанный авиационный полк  сформирован в 1939 г. в составе 4-й авиационной бригады Архангельского военного округа (в/ч 40516).  Аэродром Ягодник (Архангельск). 4-я БАЭ имела в своем составе 11 самолётов ДБ-3. Аэродром обслуживался 137-й авиабазой. 

   9 января 1940 г. перебазировался на аэродром Африканда, где вошёл в состав ВВС 9-й армии и принял участие в Советско-финляндской войне. По окончании боевых действий возвратился на аэродром Ягодник. 

   В апреле-мае 1940 г. переформирован в 80-й бомбардировочный авиационный полк

   На 22 июня 1941 г. имел три эскадрильи самолётов СБ и одну ДБ-3Ф.

   С конца сентября 1941 г. действовал в составе ВВС 14 Армии на Карельском фронте. 

  В ноябре 1942 года вошёл в состав вновь сформированной 260-й БАД. Действовал на Кандалакшском направлении.

   В марте 1943 года передан в состав 261-й САД
 14.11.44. за активные героические действия по разгрому врага и освобождение города Киркенеса приказом Верховного Главнокомандующего полку было присвоено почётное наименование «Киркенесского». 

В то утро, 10 марта 1943 года, с аэродрома Африканда вылетело две эскадрильи 80 ББАП, одна на бомбёжку аэродрома Луостари, другая на бомбёжку аэродрома Алакуртти.

Эскадрилья бомбардировщиков  "Пе-2" по штату должна насчитывать 9  самолётов-три звена по 3 самолёта. Но по сводкам о потерях 80 ББАП от 10 марта 1943 года, с боевого задания не вернулось три самолёта. Вернутся  удалось только экипажу Булданова (имя и отчество лётчика однополчанам почему-то неизвестно!?). Следовательно, на бомбёжку аэродрома Алакуртти вылетело только 4 бомбардировщика (эскадрилья в составе одного звена и самолёта командира эскадрильи).
Обречённость эскадрильи Попова П.Ф. была очевидна ещё до вылета. Без прикрытия истребителей, по несколько немецких зениток на один советский бомбардировщик - рискованный вылет.

"В тот день, 10 марта 1943 года, в 9 часов 50 минут группа самолётов 80-го ближнебомбардировочного полка произвела налёт на аэродром Алакуртти. В результате  налёта были сожжены семь самолётов противника и взорван склад боеприпасов. Наши потери три самолёта." (из газеты "Комсомольская Правда" за 1985 год).

   На бомбёжку аэродрома Луостари так же вылетела не полная эскадрилья пикирующих бомбардировщиков - 5 самолётов вместо 9. Из чего можно сделать вывод, что 80 ББАП в начале 1943 г нёс большие потери.
Пилот со штурманом "ПЕ-2" обсуждают выход и заход на цель.
Стрелок-радист  принимает матчасть у механика.
  Курганский Иван Романович, бывший лётчик 80 ББАП, со слов Булданова рассказывает, что
"При подходе к Алакуртти эскадрилья под командованием капитана Павла Фёдоровича Попова была встречена сильным зенитным огнём. Маневрируя, командир вывел группу из-под прицельного огня с земли. Зайдя ещё раз на цель "Пе-2" точно сбросили бомбы на аэродром Алакуртти. К небу поднялся столб дыма и огня: взорвался склад боеприпасов, на стоянках вспыхнули семь юнкерсов.Только легли на обратный курс, как эскадрилью атаковали фашистские истребители. Завязался воздушный бой. Бой происходил почти над самым аэродромом, и в воздух поднимались всё новые и новые машины."
Но сведений о судьбе своих товарищей Булданов не имел.
    Руководитель поисковой экспедиции КАО им С.П. Горбунова Вагиз Валеев считает, что "бомбардировщик Пе-2 с экипажем в составе: командира  П.Ф. Попова, штурмана К. Н. Попова и стрелка – радиста Б.С. Брижатюка предположительно был подбит зенитной артиллерией над самой целью."
    Снимки сделанные Валеевым на месте падения самолёта, "невозможно рассматривать спокойно –ком стоит в горле. Фотографии бесстрастно зафиксировали и человеческие останки…" делятся впечатлением родственники погибшего экипажа.
    "Подбитый бомбардировщик взял курс "домой", когда ему пришлось принять свой последний бой не на жизнь, а на смерть. Заклиненные пулемёты, изрешечённый носовой отсек и фюзеляж, пробитые пулями лопасти винта свидетельствуют о том, что бой этот был страшным, самолёт расстреливали долго и в упор. В дивизионных документах самолёт значится как не вернувшийся с боевого вылета…".


   "Они не вернулись с боевого вылета ни через час, ни через два. Прошли все мыслимые сроки, а проглядевшая все глаза аэродромная службы всё ещё прислушивалась к небу: может возвращаются?
В 18-00 стало известно: эскадрилья не села ни на один из ближайших базовых аэродромов. Оставалась ещё крохотная надежда, возможно, хоть кто-то уцелел в бою и под прикрытием облаков ушёл от преследования в сторону Архангельска? Но утром следующего дня рухнула и она.
Лишь несколько дней спустя в авиаполку сумели узнать подробности боя – до расположения наших частей удалось добраться единственному уцелевшему лётчику – Булданову. Он дотянул свой самолёт до нейтральной полосы. Стрелок –радист был убит в бою, штурман тяжело ранен. Крепко привязав его к лыжам, командир дотащил товарища до своих."


18 апреля 1985 года в пос. Алакуртти состоялось погребение останков экипажа "Пе-2".

В тот день поезд с родственниками и однополчанами прибыл на станцию Алакуртти. 


Станция Алакуртти. Апрель 1985 года. Фото из краеведческого музея (библиотека) села Алакуртти.
   Урны с прахом лётчиков были установлены на военный тягач "ЛБТ" (легкобронированный) и в траурной колонне через весь пос. Алакуртти доставлены к месту погребения- на правый берег р. Тунтсайоки,  напротив мемориального воинского захоронения советских солдат павших в боях на кандалакшском направлении в 1941 -1944 годах.

Военный тягач спускается к деревянному мосту через р. Тунтсайоки. Фото из краеведческого музея (библиотека) села Алакуртти.

Урны с прахом лётчиков. Фото из краеведческого музея (библиотека) села Алакуртти.

Алакуртти. 18 апреля 1985  года. Памятник экипажу бомбардировщика Пе-2. Фото из краеведческого музея  (библиотека) села Алакуртти.


ПИКИРУЮЩИЙ БОМБАРДИРОВЩИК "ПЕ-2"




   Неправильная тактика применения, отсутствие прикрытия истребителями, слабая тактическая проработка боевых операций на уровне командования, не давали реализовать все возможности "Пе-2". 
   "Пе-2" редко применялся как пикирующий бомбардировщик. Обычной практикой было групповое не прицельное бомбометание с  горизонтального полёта по команде ведущего самолёта. Выходили приказы запрещающие использование атаки с пикирования в связи с  нехваткой опытных экипажей, в первую очередь пилотов, сложностью в пилотировании и желанием командования хоть как-то уменьшить потери. До конца войны в соединениях "Пе-2" звено составляла «тройка».
  "Пе-2" - быстроходный, достаточно маневренный и живучий самолет, он мог действовать днем в условиях превосходства противника в воздухе. «Пешки», особенно без бомб, могли и избежать перехвата, и принять бой. Особенно эффективны были самолеты выпуска после 13-й серии, вооруженные крупнокалиберными пулеметами.
   Если ранее предпринимались попытки сбивать советские бомбардировщики на встречных курсах, то позднее немецкие эксперты стали рекомендовать преследование "Пе-2" сзади, ведя огонь короткими очередями с больших дистанций, а в случае прекращения ответной стрельбы — приближение и расстрел в упор зажигательными пулями центральных бензобаков.
Военные специалисты, анализируя структуру потерь летных экипажей "Пе-2" первых серий, убедились в том, что наиболее поражаемыми членами экипажа были штурман и стрелок-радист. Если штурмана несколько прикрывала небольшая задняя бронеплита, оставлявшая без защиты его голову и ноги при атаке сзади, то место стрелка-радиста было бронировано чисто символически. Несбалансированность бронезащиты в конечном счете приводила к потере всего самолета и его экипажа. 
   Высота захода на цель колебалась от 200 (в начале войны) до 4500 м.
"Пе-2" имел цельнометаллическую конструкцию хорошей аэродинамической формы и был очень компактен. Два двигателя жидкостного охлаждения М-105Р по 1100 л. с. обеспечивали самолету скорость 540 км/ч – лишь на 30 км/ч меньше, чем у фашистского истребителя Ме-109Е, действовавшего в первые годы Великой Отечественной войны на советско-германском фронте.
  Перед кабиной летчика устанавливалось два неподвижных пулемета УБТ для обстрела верхней части задней полусферы: 200 градусов по горизонту и 56 по вертикали. За крылом - два пулемета стрелка радиста: люковый УБТ в полу и бортовой ШКАС на лафете, перекидывающемся с одного борта на другой. В фюзеляже оборудован бомбовый отсек по четыре ФАБ-100, иногда занимаемый вместо бомб топливным баком.  Нормальная бомбовая нагрузка 600кг., с перегрузкой – 1000кг.  Самолет оборудован бомбовым прицелом ОПБ-1, автоматом пикирования и тормозными решетками




ВЕСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ 1943 ГОДА В ЗАПОЛЯРЬЕ



Аэродром Алакуртти. Мессершмитт BF-109F  выруливает по талым водам к
взлётно-посадочной полосе.

К началу 1943 года немецкие воздушные силы на Севере были сокращены почти вдвое. По данным советской разведки, их численность по аэродромам базирования на 1 января 1943 г. составляла:
Авиабазы
Ju 88
He 111
Bf 109
Ju 87
He 115
Fi 156
FW 189
Ju 52
Bf 110
Всего
Луостари
8

21


2
2

4
37
Хебугтен
6
1
7
18

3

3
11
49
Банак
13
7


6


10

36
Тромсе









15
Алакуртти









28
Кемиярви









15
Рованиеми









14
Всего









194

      После полярной зимы, в начале апреля 1943 г, немцы участили свои налёты на Кировскую железную дорогу.  Это жизненно важная коммуникация стала работать с перебоями. Во второй половине апреля были случаи, когда по 3 - 4 суток не отправлялось ни одного состава. Особенно активно действовала неприятельская авиация на участке дороги от станции Кандалакша до станции Лоухи протяженностью 164 км. 
В то время немецкая авиация, в виду своей малочисленности, перешла к минированию железнодорожного полотна Кировской железной дороги. Тактика минирования заключалась в следующем. За 30 - 40 минут до наступления темноты группа из 6 - 8 бомбардировщиков Ю-87 на высоте 300 - 400 метров в обход постов наземного оповещения, маскируясь складками местности, проникала к железной дороге. 
   Здесь группа делилась на пары, которые самостоятельно выходили на заранее намеченные перегоны. Фашистские пилоты, пролетая вдоль железнодорожного полотна на высоте 30 - 40 метров, сбрасывали на него бомбы замедленного действия с вибрационными взрывателями. Бомбы падали, как правило, в 1 - 8 метрах от полотна и взрывались от вибрации проходящего поезда. Улетали вражеские самолёты на высоте бреющего полета. 

Унтер-офицер Ганс Дёбрих  из 6./JG5 в кабине своего «Мессершмита» Bf.109F-4 на аэродроме Алакуртти. 
 За самолётом виден колёсный аэродромный тягач, аналогичный которому был поднят 
 в 2006г со дна озера Кутуярви, что за сопкой.
   Так же,  чтобы дезориентировать советскую противовоздушную оборону и распылить силы советской истребительной авиации, немцы стали производить нападения мелкими группами бомбардировщиков под прикрытием истребителей по нескольким участкам и объектам сразу. Вражеская авиация прибегала к методу «закупорки» наших аэродромов к моменту действия своих бомбардировщиков. В таких операциях участвовали не только бомбардировщики, но и истребители.
     Поэтому в начале марта 1943 года перед командованием 261 смешанной авиадивизии была поставлена задача нанести бомбовые удары по аэродромам противника в Алакуртти, Луостари и Кемиярви. 
     Однако, на подготовку воздушной операции не дали достаточно времени, сил и средств. Малейшее же упущение в организации подобных вылетов приводило к тому, что налёты оказывались неэффективными и сопровождались большими потерями нашей авиации. При этом в боях над аэродромами, как следует из опыта войны, терялись не только самолеты, но и в 70-80% случаев погибали летные экипажи. В то же время восстановление боеспособности частей именно в летных экипажах являлось весьма сложной задачей и занимало продолжительное время.
     Если противнику давалось время, хотя бы в четверть часа, после обнаружения самолетом-разведчиком скопления самолетов на его аэродроме, то это означало обречь удар на неудачу - после пролета разведчика немцы успевали подготовиться, рассредоточить самолеты по полевым площадкам и другим аэродромам и т.д.

  10 марта 1943 года 4 самолёта «Пе-2» (эскадрилья Попова П.Ф. в составе одного звена старшего лейтенанта Владимира Москальца) вылетели с аэродрома Африканда на бомбёжку аэродрома Алакуртти. В 9-50 утра, при подходе к Алакуртти эскадрилья была встречена сильным зенитным огнём. 


Воронки от сброшенных авиабомб на подлёте к Алакуртти
Воронки от сброшенных авиабомб. На дороге по правому берегу Тунтсайоки.


   Маневрируя, командир вывел группу из-под прицельного огня с земли. Зайдя ещё раз на цель «Пе-2» сбросили бомбы на аэродром Алакуртти. От прямого попадания зенитного снаряда загорелась и врезалась в сопку машина мл. лейтенанта Василия Скворцова. Самолёт командира звена, старшего лейтенанта Владимира Москальца, был подбит при выходе с бомбометания. Командиру удалось выпрыгнуть с парашютом из горящей машины.    



Справка. 

   Это был 67-й, оказавшийся последним, боевой вылет Владимира Москальца. Очнулся в финском лагере-госпитале для военнопленных в городе Кеми. Затем была тюрьма в Таллине, лагерь Ангербург в Восточной Пруссии и лагерь для пленных советских летчиков Морицфельд.
  Подготовив побег, Владимир с товарищами на немецких самолётах Ar-145A перелетели к партизанам.   После были госпроверки в Подольске. 29 декабря 1944 года он был арестован. 17 марта 1945 года военный трибунал   Московского военного округа за измену Родине осудил его к лишению свободы в исправительно-трудовом лагере сроком на 10 лет с поражением в правах на 5 лет. "Предателя" Москальца лишили боевых наград и на 15 лет вычеркнули из нормальной жизни. Семь с половиной лет он работал на рудниках Норильского лагеря. На свободе его не ждали и долго относились с недоверием, отказывая даже в работе. И лишь 23 марта 1959 года Военная коллегия Верховного суда СССР приняла решение об его полной реабилитации. 

  Над аэродромом поднимался столб дыма и огня: взорвался склад боеприпасов, на стоянках вспыхнули юнкерсы.
   Изрешеченный пулями и снарядами зениток самолёт командира эскадрильи Попова П.Ф.стал уходить к линии фронта, но сразу же был атакован фашистскими истребителями и горящий упал в районе озёр Толванд - Ориярви (на северном склоне одной из сопок). 
  До расположения наших частей удалось добраться единственному уцелевшему лётчику – Булданову. Он дотянул свой самолёт до нейтральной полосы. Стрелок – радист был убит в бою, штурман тяжело ранен. Крепко привязав его к лыжам, командир дотащил товарища до своих.
   К сожалению, в сводках о потерях 261 САД (Смешанная Авиационная Дивизия) отсутствуют сведения о стрелке –радисте экипажа самолёта Булданова. Ещё один герой той войны стал неизвестным солдатом.

Экипаж самолёта  командира звена:
1. Пилот – командир звена, ст. лейтенант Москалец Владимир Сергеевич (1915г.р.);
2. Стрелок – радист – старшина Купенко Семён Семёнович (1918г.р.);
3. Бомбардир – красноармеец Бабинкин Алексей Григорьевич (1922г.р.).

Экипаж второй «Пешки» из звена Москальца В.С., подбитой зенитной артиллерией немцев и рухнувшей в районе аэродрома Алакуртти:
1. Пилот – мл. лейтенант Скворцов Василий Иванович (1918г.р.);
2. Стрелок-бомбардир – ст.лейтенант Батов Анатолий Сергеевич (1911г.р.);
3. Стрелок-радист – сержант Климов Калистрат Иванович (1921 г.р.).

Останки экипажа командира эскадрильи Попова Павла Федоровича захоронены с воинскими почестями в пос. Алакуртти в апреле 1985 года (см. главу  "Влетали чтобы победить!").

Приблизительный маршрут боевых вылетов советских самолётов на Алакуртти.

Судя по всему, требуемого результата от бомбардировки "Пешками" аэродрома Алакуртти достигнуто не было. Поэтому, уже через 7 дней, 261 САД увеличила список своих потерь над аэродромом Алакуртти... 

18 марта 1943 года, вспоминает бывший летчик 828-го штурмового авиаполка Николай Васильевич Боровков: “Времени на согласование взаимодействия с истребителями не было. Поэтому командир полка Герой Советского Союза гвардии майор Краснолуцкий  М.П. надеялся, видимо, только на боевой опыт летчиков. На задание отправились командиры эскадрилий старшие лейтенанты Кукушкин Н.П., Кривошеев В.П., Усачев, летчики Котляревский К., Левицкий З.А. и другие.
Из 8 подготовленных к вылету штурмовиков 2 были двухместными (по моим данным 3 самолёта Ил-2 были двухместными, поскольку среди не вернувшихся с того боевого задания воздушных стрелков был и мл. сержант Тололаев Владимир Георгиевич 1921 г.р.. Два других воздушных стрелка- Евгений Мухин (в экипаже с Котляровским) и Владимир Языков (в экипаже с Боровковым)).


Штурмовик ИЛ-2 с воздушным стрелком.

Нам предстояло нанести удар по аэродрому противника в районе станции Алакуртти и постараться уничтожить на земле как можно больше вражеских самолетов. Мы знали, что Алакуртти — орешек твердый. У немцев там на каждой сопке стояли зенитки разных калибров. Над этим опасным гнездом мы уже потеряли многих хороших ребят.
И вот рано утром взревели моторы. Тяжело загруженные машины одна за другой поднялись в воздух. Нас вел Николай Кукушкин — командир первой эскадрильи. Он был старше нас и по возрасту, и по боевому стажу. За его плечами десятки боевых вылетов. Мы верили в его талант и удачу.
В состав группы входили лучшие летчики трех эскадрилий: старшие лейтенанты Н. Коротков и В. Кривошеев, лейтенант Н. Боровков, младшие лейтенанты К. Котляревский, П. Усачев, И. Павличенко и 3. Левицкий. Морозным был тот мартовский рассвет, когда весь полк провожал группу в очень трудный боевой вылет. Улетели, сопровождаемые всего тремя истребителями 609-го ИАП - двумя английскими "харрикейнами" и одним нашим ЛаГГ-3.
Летели над безмолвными сопками и лесами. Радиостанции молчали. Все сосредоточены. Линию фронта прошли справа, там, где на многие километры не было соприкосновения сухопутных войск. Подойдя к цели, мы были обстреляны зенитками противника.
Наконец, ведущий штурмовик свалился на крыло и круто пошел вниз. За ним второй, третий ... Пикируем и мы с Языковым. Бьем из пушек и пулеметов по аэродрому. Там уже была видна наша работа. Взрываются на стоянке немецкие самолеты, рвутся склады с боеприпасами, цистерны с горючим.
 При повторном заходе ведущий восьмерки командир 1-й эскадрильи Николай Кукушкин огненным факелом врезался в стоянку “юнкерсов”. В воздухе взорвался самолет командира , 2-й эскадрильи Виктора Кривошеева. Бил из пушек и пулеметов до конца, пока со своим самолетом не врезался в батарею зениток, мл. лейтенант Зиновий Левицкий
Выходим из атаки. В этот момент штурмовики особенно нуждаются в прикрытии истребителей, а их нет. На нас навалились “мессеры”. Мы начали отходить к линии фронта. На плоскостях моей машины много пробоин. Самолет Кости Котляревского задымился. Его преследуют два “мессера”. Трассирующие снаряды и пули летят с обеих сторон. Значит, еще жив был воздушный стрелок Женя Мухин, комсорг эскадрильи. Но вот над одним из “мессершмидтов” вспыхивает сигнальная ракета. Фашистский самолет с испугу отвернул. Мне стало ясно: если Женя стреляет из ракетницы, значит у него кончились патроны. Развязка близка. Второй “мессер” заходит штурмовику в хвост и дает длинную очередь. Самолет Котляревского спускается все ниже. А “мессеры” не уступают.
Помочь ничем не могу. Мотор моей машины дает перебои. До аэродрома мне не дотянуть. Три других наших “Ила”, оторвавшись от преследования, ушли далеко. Решаю садиться на запасной аэродром. Линию фронта прошел над самой землей, едва не касаясь верхушек деревьев. С ходу зашел на посадку, зарулил на КП и выключил мотор. Вылезти из кабины не было сил...
К нам подбежали летчики, механики, помогли вылезти из машины. Ступил на снег и чуть не упал. От напряжения болели все мускулы, а ведь весь полет продолжался немногим более часа.
Так закончился этот боевой вылет. Четыре самолета из восьми не вернулись на наш аэродром..
Спустя некоторое время после этого боевого вылета пришло известие о том, что Костя Котляревский жив и лежит в госпитале. А вскоре он и сам явился в полк. Котляревский рассказывает:
“Мессеры” заели. Пока Женя действовал, дышать еще можно было, но у него заклинило пулемет. Начал он отстреливаться из ракетницы и пугать фашистов, пока пулеметная очередь не прошила ему грудь от плеча до плеча. Штурмовик терял высоту. Решил сажать его на брюхо на чистой поляне, которая показалась внизу. Самолет посадили, но он консолью крыла срезал дерево и дал такой разворот, что весь хвост, как собаки отгрызли. Все это я увидел через несколько часов, когда пришел в сознание. Я вылез из кабины. Осмотрел Женю, он был убит, попрощался с ним и двинулся па Восток. Первые три дня шел, на четвертый день полз, а на пятый упал и потерял сознание. Очнулся в госпитале. Там узнал, что на меня наткнулись наши разведчики, возвращавшиеся из вражеского тыла. Вынесли. Оказывается, я благополучно миновал минное поле, так как полз по следам лося, который до меня шел через это поле. Из госпиталя вернулся в часть”."
Из 8 самолётов "Ил-2" с того задания не вернулось 5 машин. Погибшие лётчики:
1 самолёт. Кукушкин Николай Павлович – ст. лейтенант, командир АЭ 828 ШАП, 1918 г.р.;
2 самолёт. Кривошеев Виктор Павлович – ст. лейтенант, нач. воздушнострелковой службы 828 ШАП, 1916г.р.;
3 самолёт. Коротков Николай Иванович –ст. лейтенант, зам. командира АЭ 828ШАП, Тололаев Владимир Георгиевич –мл. сержант, воздушный стрелок, 1921 г.р.
4 самолёт. Левицкий Зиновий Абрамович – мл. лейтенант, командир звена, 1918г.р.
5 самолёт. Мухин Евгений Петрович – сержант, воздушный стрелок, 1923 г.р.; Останки захоронены в поселке Зареченск Мурманской обл. в 1974 году.

          У истории 5-го  "Ил-2"  № 1872932  Константина Котляровского  есть своё продолжение.
После войны этот самолёт был найден в 20 км к югу от станции Алакуртти (в районе озера Ориярви) и доставлен в гор. Куйбышев (Самара) на авиационный завод, отреставрирован и водружён на постамент на пересечении проспекта Кирова с Московским шоссе. Торжественное открытие памятника состоялось 9 мая 1975 года.

Фото drjazz - "Памятник самолёту Ил-2". Самара.
     Горько осознавать, что некогда аннексированные СССР у Финляндии земли местечка Салла утрачивают памятники своей истории – истории славного боевого пути советских солдат на Кандалакшском направлении. Это не первый и не последний артефакт истории боевых действий на Кандалакшском направлении вывезенный за пределы района и утративший свою связь с подвигом воевавших здесь советских солдат.


Сентябрь 1970 года. Район озера Ориярви. Самолёт "ИЛ-2" К. Котляровского с останками воздушного стрелка Мухина Е.П. (Фотоблог Вадима Кондратьева http://chronograph.livejournal.com/147139.html)

     Теперь собственность Заполярья стала памятником Куйбышевскому авиационному заводу города Самара, памятником трудовому подвигу рабочих и инженеров тех военных лет. 
   "Железо" в отрыве от места своего применения утрачивает значение исторического памятника и превращается в достопримечательность города в форме ранее выпускаемого изделия Куйбышевского авиазавода. А в селе Алакуртти или в г. Кандалакша, Мончегорск, Африканда, возведённый на постамент реальный боевой самолёт стал бы памятником подвигу советских лётчиков сражавшихся в небе Заполярья, с вполне конкретной историей и значением.


ТАКТИКА НЕМЕЦКОЙ ЗЕНИТНОЙ АРТИЛЛЕРИИ


       ПВО немецкого аэродрома состояла из 2-4 батарей среднекалиберной артиллерии (каждая батарея имела 4x88-мм и 2х20-мм зенитных орудия), 6-8 батарей малокалиберной зенитной артиллерии (по 9-12 20-мм или 37-мм автоматов каждая), до 10 крупнокалиберных зенитно-пулеметных установок, трех звукоулавливателей и двух прожекторов.
      Все огневые средства ПВО немцы тщательно маскировали (можно сказать, образцово) и располагали таким образом, чтобы прикрыть места стоянок самолетов и в то же время иметь возможность вести огонь в любом направлении. Малокалиберная зенитная артиллерия (МЗА) и крупнокалиберные зенитные пулеметы (ЗПУ) ставились обычно "в линеечку", 5-6 установок с расстоянием по 20-25 м между ними.
    На направлениях вероятного захода штурмовиков в атаку и выхода из атаки пристреливались целые квадраты по основным высотам боевого применения Ил-2. При этом плотность зенитного огня, не считая орудий среднего калибра и зенитно-пулеметных установок, достигала трех-пятислойного огня. Трассы МЗА "сходились" на высотах 150-200 м, 300-400 м, 500-600 м, 800-900 м и далее. Крупнокалиберные зенитные пулеметы "работали" на высотах от предельно малых до 500-600 м.
   Интенсивный зенитный огонь на поражение (всеми стволами) открывался, как правило, только тогда, когда штурмовики "втягивались" всей группой или ее большей частью в пристрелянные квадраты и выходили на боевой курс. А до этого момента немецкие зенитчики выжидали, ничем не проявляя себя. Обнаружить огневые точки было очень сложно.
Помимо зенитных батарей аэродромной зоны, штурмовиков "встречали" батареи 2-й зоны ПВО, которые располагались на удалении 6-8 км от границ аэродрома. В систему ПВО аэродрома в обязательном порядке включались зенитные батареи, прикрывающие населенные пункты или ж.д. станции, около которых обычно располагались аэродромы. То есть зенитная артиллерия противника начинала воздействовать на штурмовики уже за 8-12 км до подхода к цели.
    Наиболее опасными для Ил-2 являлись зенитные автоматы калибра 20-37 мм и крупнокалиберные пулеметы (13 мм).
Аэродром Алакуртти. Капониры батареи крупнокалиберных зенитных установок. (Космоснимок Google).


Расчёт зенитного орудия Flak-88 отразил налёт советской авиации на аэродром Алакуртти. У взлётной полосы виден дым.

НАША ЦЕЛЬ-АЭРОДРОМЫ ПРОТИВНИКА

(Из мемуаров Купцова Н.С. "Воздушные рабочие войны")
  В первом же боевом вылете на Алакуртти весной 1944 года наши экипажи испытали на себе необычную тактику ведения огня немецкой зенитной артиллерией. До этого ни с чем подобным нам сталкиваться не приходилось. Самолет подходит совсем близко к точке сбрасывания бомб, и ни одного луча прожектора, ни одного выстрела по нему. А потом вдруг — залп! И настолько точный, что самолет оказывается в огне разрывов зенитных снарядов.При первом заходе на цель на высоте 4100 метров мне энергичным маневром удалось вырваться из огненного кольца. Отчетливо почувствовал запах пороха в кабине и услышал металлический стук осколков снарядов по обшивке самолета. Лишь с третьей попытки удалось прорваться через сплошную стену разрывов и прицельно сбросить бомбы.

  Без прожекторов нас нигде еще так точно не обстреливали. Именно здесь, при защите аэродрома Алакуртти, противник применил в системе ПВО что-то новое, до этого нам неизвестное.При подготовке ко второму вылету на этот аэродром офицер разведки штаба полка рассказал летному составу о том, что немцы стали использовать при отражении воздушных налетов новую технику — радары. Они-то и повышали точность стрельбы зениток. 

   Немного позже радары, или, как их стали потом называть, радиолокаторы, начали применять и у нас.Наш экипаж совершил шесть боевых вылетов на аэродром Алакуртти. В каждом полете мы меняли направление захода на аэродром и характер противозенитного маневра. Но, несмотря на это, огонь зенитной артиллерии был всегда точным. А потому мы ни разу не возвращались домой без пробоин в самолете.Но нам еще, как говорится, повезло. В гораздо худшем положении оказался экипаж капитана В. Д. Иконникова: прямое попадание — это не шутка. Но и здесь все обошлось: снаряд крупного калибра прошел через плоскость и разорвался выше самолета. Хорошо, что не повредило ни передний, ни задний лонжероны — основные несущие конструкции крыла. Иначе бы оно отвалилось.Был выведен из строя левый мотор, пробит бензобак, разбит цилиндр подъема и выпуска шасси. С большим трудом летчик привел бомбардировщик на свой аэродром. Над аэродромом при выводе из пикирования выбросил шасси и благополучно произвел посадку на колеса, чем спас самолет. Об этом эпизоде подробно рассказывает в своей книге «По приказу Ставки» полковник А. И. Крылов. 

     21 марта 1944 года, при  очередном отражении советского штурмового удара по аэродрому Алакуртти,  один из пилотов эскадрильи 6./JG 5 -фельдфебель Август Морс, заявил об уничтожении сразу семи "Ил-2", а всего за этот день его боевой счет пополнили восемь воздушных побед. 
   Из советских источников следует, что эта трагедия над "Рубежом Верман" разыгралась 20 марта 1944года и потери личного состава 260 САД составили то ли 4, то ли 6 человек. Среди наших сбитых самолётов были штурмовики и истребители. 
На мемориале погибшим советским лётчикам, расположенном на окраине с. Алакуртти, есть памятная плита с перечнем фамилий лётчиков погибших на Кандалакшском направлении.






Памятная плита  погибшим советским лётчикам установленная на окраине с. Алакуртти. 


    К сожалению на этой плите нет ни слова о немецком (вражеском) аэродроме Алакуртти. Список фамилий погибших советских лётчиков высеченных на этой плите, неточен и вызывает сомнения.
   При ознакомлении с отчётом о потерях 7 Воздушной Армии меня поразило количество авиакатастроф. В соотношении с боевыми потерями эта цифра, я вам скажу, не малая.
   Ниже приведена выдержка из отчётов бывшего главы администрации села Алакуртти Оленича С.М. В отчёте говориться о найденом в 1990 году, на высоте Питкявара, советском штурмовике Ил-2. Судя по месту обнаружения самолёта, группа "Илов" выполняла заход на аэродром Алакуртти с западной стороны. Это была обычная практика, заходить со стороны противника. К тому же, штурмовики и бомбардировщики часто использовали аэродром Алакуртти в качестве второй цели, когда основная задача была не выполнима. И опять, этот вылет пришёлся на начало весны, март 1944 года, когда начинает увеличиваться продолжительность светлого времени суток.
   В том вылете, 27.03. 1944 года, погиб только один экипаж ИЛ-2: лётчик- мл. лейтенант Бардаков Иван Филиппович и воздушный стрелок- ефрейтор Некрасов Павел Петрович. По сообщениям очевидцев наш ИЛ-2 был сбит зенитной артиллерией противника.


Выдержка из отчёта бывшего главы администрации МО СП Алакуртти С.М. Оленича. В 1989 году на высоте Питкявара  поисковой группой были обнаружены фрагменты самолёта Ил-2. 
                         

                                     АЭРОДРОМ АЛАКУРТТИ СЕГОДНЯ


Радуга над аэродромом Алакуртти.

Бывшая стоянка вертолётов. Аэродром Алакуртти.

Взлётно-посадочная полоса аэродрома Алакуртти.

Вид на посёлок со взлётно-посадочной полосы аэродрома Алакуртти.

Здания на территории аэродрома Алакуртти.

Вид на аэродром Алакуртти с сопки.

Самолёт мончегорского авиаотряда в небе над Алакуртти. Разворот на Тунтсайоки.

Курс на юг, на озеро Толванд.

В Москве установлен памятник российским лётчикам дальней авиации. Лётчики Заполярья, летавшие  на СБ-2 бомбить порты Рованиеми и Кеми без сопровождения истребителей, этот памятник - Вам.

24 комментария:

  1. могу с вами поделиться информацией о найденом самолёте,так как служил в 1984 г. в Алакуртти в вертолётной эскадрилии

    ОтветитьУдалить
  2. Мои статьи не имеют коммерческой подоплёки и написаны с целью правдивого освещения истории страны. Любая информация предоставленная вами дополнит эту статью.

    ОтветитьУдалить
  3. Здравствуйте.
    На сколько мне известно, на фото Дебрих сидит в кабине Bf-109G-2 R6, а не Bf-109F-4.
    С уважением

    ОтветитьУдалить
  4. Мой дед Корниенко Иван Афанасьевич был начальником штаба 80-го ББАП (vladislav.kornyenko@gmail.com)

    ОтветитьУдалить
  5. Евгений Смирнов12 февраля 2013 г., 02:01

    Самолет Ил-2 №1872932 не чья-то собственность, а символ подвига всего народа на фронте и в тылу.Кроме того восстановление самолета-это результат кропотливого труда неравнодушных молодых людей 70-х, которые провели всю работу после основных рабочих смен.На открытии памятника присутствовал Константин Котляревский и многие другие ветераны фронта и тыла.
    Самолет регулярно реставрируется,а сам мемориал поддерживается в образцовом состоянии, находится на пересечении крупнейших проспектов миллионного города, каждый день его видят десятки тысяч человек. По моему мнению-это лучший памятник самолету, тем кто его создавал,строил в тяжелейших условиях и воевал на нем. Интереснее, наверное, был бы только живой летающий самолет, который в полете могут увидеть все люди.Но это уже другая история...

    ОтветитьУдалить
  6. Оружие и боевая техника всегда являются символом армии воевавшей в той или иной войне. Так, автомат «Суоми» является символом финской армии в «Зимней войне», «ППШ-40» -символом Советской Армии в ВОВ (как «Катюша», танк Т-34 и др.) Только победители ставят на постаменты у дорог свою военную технику, как напоминание будущим поколениям о проходивших здесь сражениях. На въезде в город Дмитров (МО) на постаменте стоит танк Т-34, напоминающий о начале наступления под Москвой именно в этих местах. Плохо, что все эти памятники, зачастую, отделены от своих экипажей и боевого пути. Так конкретная история превращается в пафосную идеологию.
    Для меня патриотизм заключается в любви к своей земле, которая не возможна без знания её фактической истории в деталях, общения с природой и неподдельного уважения к её природным и культурным памятникам.
    Чтобы в молодом поколении воспитывать любовь к своей земле необходима правдивая и конкретная история (пусть даже и не доблестная) и не только для всей России, но и для каждого её уголка.
    В данном случае речь идёт о конкретной истории нашей страны в конкретном районе Заполярья и об артефактах, являющихся символом его истории.
    В годы ВОВ самолёт «Ил-2» выпускался четырьмя авиазаводами: №№1,18,30,381.
    Самолет Ил-2 №1872932 (завод №1, Куйбышев) имеет боевую историю, которая неотделима от боевых действий на Кандалакшском направлении и от штурмовки немецкого аэродрома Алакуртти.
    Он был построен для защиты Заполярья, и он является не памятником, а военным артефактом – свидетельством боевых действий в конкретном месте и в конкретное время. Памятником может успешно служить и макет самолёта в масштабе 1:1, сделать который, мог себе позволить любой военный завод.
    Бесспорно, отреставрированный самолёт лучше, чем самолёт, гниющий в болотах, но доброе дело - оно всегда делается не для себя, а для других. Завод №1 мог отреставрировать самолёт для п. Алакуртти или для Мончегорска.
    Вывозя военные артефакты с мест боёв, мы обезличиваем историю конкретных мест, лишая их население своих реликвий. Для полноценного развития региона важна своя правдивая история и наличие артефактов этой истории.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Евгений Смирнов19 февраля 2013 г., 02:34

      Хорошо когда военные артефакты становятся памятниками хоть где-то ( а между тем в Куйбышеве было построено около 30 тыс штурмовиков), к сожалению при обнаружении в досягаемом месте они не становятся мемориалом и долго не залеживаются-в большинстве случаев их просто сдают на металлолом местные жители... мне приходилось быть свидетелем подобных фактов.
      Командир экипажа Ил-2 К.М.Котляревский очень даже одобрил восстановление и установку самолета на котором он воевал в качестве памятника и отнесся с большой благодарность к работникам и руководству авиазаводов Куйбышева, неоднократно бывал у них в гостях вместе с другими ветеранами-штурмовиками. В годы войны Куйбышев был центром штурмовой авиации, здесь базировалась запасная авиабригада, на базе которой формировались и обучались почти все штурмовые авиаполки.В Куйбышеве располагалось много госпиталей ,где проходили лечение военные летчики. Так что памятник Ил-2 в Самаре-это не "образец продукции" а нечто значительно большее.
      К сожалению жители (и руководители) Алакуртти и Мончегорска в свое время не проявили инициативы, чтобы Ил-2 был восстановлен именно у них... Но еще не все потеряно: боевые самолеты периодически находят на местах сражений, и свой патриотизм можно вполне воплотить в металле и "не для себя, а для других". Как авиационный инженер готов оказать в этом посильную помощь.

      Удалить
    2. Когда военные артефакты становятся памятниками, они сразу же обезличиваются и превращаются в обычную местную достопримечательность. Всё упирается в цель, которую ставит перед собой общество, сооружая памятники или экспонаты под открытым небом.
      Для меня давно очевидно безнравственное отношение государства к рядовым «исполнителям» отечественной истории, а ведь именно в этом корень самоуважения нации, истинный патриотизм и любовь к своему отечеству. Не будет у нас никакой здоровой национальной идеи пока она строится на подменах и домыслах.
      Стоит отметить, что высказываемые мною суждения являются моими личными, субъективными и могут не отражать точку зрения жителей и администрации пос. Алакуртти, но моё представление о развитии современной России заставляет меня поднимать эту тему.
      Именно 30 тыс. штурмовиков, все вместе, а не один из них являются трудовым подвигом заводчан. Их вклад в победу неоспорим и заслуживает уважения.
      К.М. Котляровский, оставивший в заполярных лесах подбитый самолёт с телом товарища, был счастлив, что хоть какая-то организация, спустя 20 лет после окончания войны, соизволила по любым причинам поднять из небытия его самолёт и тем самым увековечить и его ратный подвиг. Ещё бы он возражал.
      Не стоит в данном вопросе спекулировать отношением тогдашних местных советских и нынешних административных работников к проблемам нашей отечественной истории. Российская историография далека от конкретики и имеет выраженный идеологический подтекст.
      Мало кто в пос. Алакуртти имел и имеет полное представление об истории своего края. О землях некогда аннексированных у Финляндии говорить было не принято. В те 70-е годы никто и понятия не имел, откуда этот штурмовик, да и лучше было не упоминать о фашистском аэродроме Алакуртти.
      Кто как не авиационный завод имел реальную возможность восстановить разбитую боевую машину?
      Отношение наших соотечественников к своей истории носит меркантильный характер, а не патриотический. На всём ищут способ заработать денег. Государственная политика по этому вопросу пассивная, поскольку подвиг партократии в части её вклада в Великую Победу пропиарен достаточно и давно возвеличен монументально в обобщённом образе советского народа победителя (в том числе и самолёт в Самаре).
      Нет ничего удивительного в том, что нищий, безработный российский народ продаёт свою историю с тем, чтобы выжить (что-то в металлолом, что-то на рынок военных артефактов). Эта ситуация спровоцирована нашим «святым» Российским государством.
      Но время не стоит на месте и настанет день, когда экономика страны поднимется и людей начнут беспокоить проблемы здоровой нравственности и национального самосознания. Вот тогда и придёт время создать опору для национальной идеи – правдивая и полная история своего края с артефактами.
      Было бы честно по отношению к будущему населению пос. Алакуртти, со стороны авиазавода в Самаре, взять на безвременное хранение этот военный артефакт, до того момента, когда администрация посёлка возымеет желание его вернуть и обеспечить ему должную сохранность. Себе заводчане могут поставить памятник символизирующий собранные для фронта и для победы 30 тыс. штурмовиков.
      Нельзя не отметить, что в пос. Алакуртти уже имеются два военных памятника – танк Т-34 и танкетка Т-27, но к сожалению никто из алакурттян не обременил себя историей этих военных экспонатов, превратив их в обычные монументы (на памятных досках нет никакой информации об экипажах этих машин и об их боевом пути, хотя обе они были найдены в окрестностях Алакуртти). В этом истинное лицо современного нашего патриотизма.

      Удалить
  7. Михаил, спасибо Вам за важную информацию: до сих пор о судьбе деда мы знали только "не вернулся с боевого вылета"...

    ОтветитьУдалить
  8. Спасибо вам,Михаил. На последней плите, мой родственник, бабушкин брат- Коротков Николай Иванович . 828шап. теперь знаю где....

    ОтветитьУдалить
  9. В 59году в район Алакуртти при разминировании был найден и торжественно похоронен пилот самолета И-16,известны ли его имя и фамилия? Как тогда определили был сбит в начале войны, кубики на петлицах и монеты того времени, известно что останки пилота находились в100метрах от самолета, предположение он умер от ран, еще был пулемет Шкасс Значит в то время по номерам можно было определить фамилию пилота Но никаких данных я пока не встретил. Хотелось бы знать Фамилию героя.

    ОтветитьУдалить
  10. Чего же, только одного героя? Героями были все. К сожалению, уверен, что никто в Алакуртти ничего не знает про этого лётчика. Я только могу внести некоторую ясность в упомянутый вами интересный факт, за что Вам спасибо. Эта статья и была написана с целью собирать по крохам историю Алакуртти.
    Что касается тех далёких первых дней боевых действий на кандалакшском направлении, то люфтваффе, при количественном превосходстве советской авиации, явно имела господство в воздухе. Расстояние от аэродромов до линии фронта было большим и у наших самолётов нехватало горючего. Дополнительные баки стали вешать только на Лагг и Як9Д.
    При изучении мемориального захоронения в Алакуртти мне встретилась только одна фамилия лётчика. Это подполковник Богданов Павел Иванович (командир 39 ШАП). Он погиб в сентябре 44г при штурмовке отступающих колон немцев в районе Кайрал. Других фамилий лётчиков на данном захоронении я не встречал.
    Но в списках потерь 145ИАП значится Шпота Николай Кузьмич, 1919г.р., мл. лейтенант, ком. взвода. Он был сбит зенитной артиллерией противника в районе Алакуртти 22.07.1041г. Судя по этой дате-в районе Кайралы - Куолаярви.
    Среди лётчиков 147ИАП также были потери в районе Алакуртти.
    10.07.41 года при отражении налёта немецкой авиации на аэродром Алакуртти был сбит и погиб ст. политрук, ком. эскадрильи Тулупиков Владимир Алексеевич.
    15.09.41 в районе Алакуртти, зенитной артиллерией немцев был сбит ком. взвода, мл. лейтенант Захаров Ефим Акимович, 1915г.р. На 15 сентября 1941 года бои велись в районе г.Круглая - г. Лысая - г. Войта.
    Если вы знаете где нашли тот И-16, то фамилию лётчика можно установить из данного списка.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. евгений сидоров9 октября 2013 г., 09:51

      К сожалению, Миша, не вёл я записей в то далёкое время, когда со школьниками посещали леса и обследовали местности вокруг Алакуртти. Но в районе между оз.В.Верман и Н.Верман на северо-восточном склоне высоты 241,0 нашли останки нашего бомбардировщика. При раскопках были найдены части пистолета, планшета, карандаша красно-синего, фаланги пальцев руки. Самолёт врезался в скалы и горел, на месте падения груда расплавленного металла. Были найдены остатки двигателей и другие части самолёта с сохранившимися номерами. Данные о результатах наших поисков мы всегда сообщали (и отдавали) в штаб поискового объединения в г.Кандалакшу в музей 9-й Армии, в 19 школе на Ниве-3. Не знаю, восстановили экипаж или нет...

      Удалить
    2. Спасибо Женя за информацию. На следующий год буду искать этот самолёт и выяснять кто был в его экипаже. Если тебе не трудно дай наводку по карте или координаты на почту langeri@yandex.ru.
      Нет сомнений, что этот экипаж никому не нужен из тех, кому ты передавал свои материалы. Долг надо отдавать.

      Удалить
  11. Знаю только что нашли летчика в районе разминирования, думаю можно найти по архивам, это где то 59г Я учился в школе, на месте падения самолета был отец, как представитель авиации. Я знаю только о этом самолете. В этот же период весной на озерах, далеко наткнулись на землянку, Вокруг лежало 5 7касок, наши и немецкие, и 2черепа снег растаял немного и виднелись 2ряда вешек разминирования, оружия и жетонов не обнаружили останки воинов почему то не забрали минеры, отец сказал наверно разведка погибла к озеру выходили по минному проходу. Зашли в глушь, кругом выцветшие таблички, читается мины, ну попали хорошо увидели в снегу лосиные следы по ним и вышли к озеру Окуни и щуки ловились как бешенные. Спасибо Михаил я узнал о действиях авиации в районе Алакуртти

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Сегодня ситуация в корне изменилась. По берегам рваные сети, а в озёрах мало рыбы. Боевые действия в период устойчивой обороны (с 20сентября 1941 по 7 сентября 1944г) велись нашими войсками за господствующие высоты на флангах. На флангах, где не было опорных пунктов немцев наши разведроты и лыжные батальоны уходили в тыл противника. В этих местах были частые боестолкновения, засады. Немцы когда выводили свои 163 и 169 пехотные дивизии из района Алакуртти (12-30 сентября 1944г)мин не жалели. Этим летом поспрашиваю у местных жителей об этом лётчике.

      Удалить
  12. Очень плохо что все изменилось в худшую сторону. На этом участке фронта архивы сохранились, немцы их не захватывали и можно было проследить путь каждого погибшего солдата еще в советское время. Но лицемерное патриотическое воспитание на словах никто не забыт и все это время уничтожается история, память и гордость за своих предков победивших вопреки всему. Это и привело к оборонсервису , фельдегерю и анархии. Такова наша история, одни ее пишут, а другие зачеркивают. Надеюсь придет время и по архивам имена погибших солдат будут восстановлены. Спрошу о летчике еще своего брата .

    ОтветитьУдалить
  13. Очень интересно и познавательно,очень приятно читать Вас..Спасибо за работу..)))

    ОтветитьУдалить
  14. Зенитное орудие Flak 88, а не Falk 88, кстати склад боеприпасов к ним находился за стрельбищем слевой стороны на речкой.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за указание на опечатку. Склада боеприпасов на линии подлёта советской авиации к аэродрому Алакуртти в районе речки малая-Кутсайоки не было. В этом районе расположены капониры под Flak88. На фото показано орудие расположенное на левом берегу Тунтсайоки в районе аэродрома. Зенитчики смотрят на север, видимо в ожидании подлёта советской авиации. Так что, склады боеприпасов вероятнее всего находились южнее (за погранотрядом-за р. Ахкиооя). А баки с горючим, в самом деле, были зарыты севернее аэродрома (там и сегодня видны воронки от их взрыва 15 сентября 1944 года). То место про которое вы пишите расположено на открытом возвышении (место явно не для складов). Огромные воронки от сброшенных бомб говорят об избавлении от своего груза подбитого ещё на подлёте к аэродрому советского бомбардировщика.

      Удалить
    2. Признаю, что не точно выразился о месте каком хотел указать, поэтому и ответ получил соответствующий. За стрельбищем слева через речку проезжаете и прямо 2-3 км едите, справа будет озерцо, оно получается между дорогой и речкой на карте его хорошо видно, если провести параллель по карте на право, то это будет практически на уровне соединения дорог, которые соединяются в конце аэродрома и идет на танкодром. Так вот у озера справа врыты большие строения предположительно под склады (место удобное), крыши правда уже на земле, а на берегу куча этого Flak88 и не только. Есть предположения, на этом озере стояли плоты специально под орудия и вести с их огонь, своего рода немецкая хитрость применявшаяся на многих фронтах. Думаю так будет яснее. В прошлом году заказал аэрофотоснимки этих районов,надеюсь их получить. Удачи.

      Удалить
    3. Между этой дорогой и Тунтсайоки встречаются капониры под немецкие зенитные орудия. От поверхности озера не разлетаются осколки от бомб и озеро там не одно (старица Тунтсайоки). Строения с крышами, думаю, были возведены в 50-х годах. Уж очень хорошая мишень. Немцы, как и наши, делали полуземлянки с рядами камней на плоской крыше. Странно то, что металлисты до сих пор не забрали лом.

      Удалить
    4. Не ну понятно, что все было под маскировкой, по весне можете сами убедиться, сам буду только осенью.

      Удалить